Взять в рамку

Как не пропустить душевную травму у ребенка
ЕКАТЕРИНА БУРМИСТРОВА , ТАМАРА АМЕЛИНА | 17 ИЮНЯ 2016 Г.
«Психологическая мозаика» – новая рубрика семейного психолога Екатерины Бурмистровой. Это короткий и понятный рассказ о разных аспектах детского воспитания с точки зрения возрастной психологии. Ваш ребенок впервые увидел агрессивного водителя маршрутки, подвыпившего папу или мама чего-то испугалась и сильно кричит? Как «взять в рамку» подобные ситуации и попробовать нивелировать детскую травму – об этом Екатерина Бурмистрова.

Взять «в рамку»

Иногда ребенок становится невольным свидетелем досадного события, когда происходит что-то, совершенно не совпадающее с педагогическими намерениями родителей. События могут быть разного рода. Например, происшествие во внешнем мире, на улице, когда ребенок увидел агрессивного водителя маршрутки, который скандалит с пассажиром. Или что-то произошло в семье, допустим, кто-то из взрослых эмоционально сорвался, выплеснул гнев на другого.

Что с этим делать? У меня есть термин «взять в рамку», то есть в нейтральное время придумать этому неприятному и потенциально травмирующему событию простое объяснение на уровне понимания ребенка. В нейтральное время – это когда эмоции улягутся, когда пройдет взвинченное состояние, когда возможно подобрать убедительные слова.

Если случилось эмоционально окрашенное, неожиданное, неприятное событие, нужно, чтобы от главного доверенного взрослого ребенок получил спокойное внятное объяснение, что произошло, почему произошло, что взрослые имели в виду.

Объяснение может быть примерно таким: все друг друга любят, но не удалось сдержать раздражение; водитель маршрутки не плохой человек, но он очень устал, рассердился, возможно, у него неприятности дома. Задача разговора – чтобы для ребенка всё осталось на своих местах, чтобы мир не рухнул: да, такое бывает, но оно проходит; просто люди не справляются с какими-то своими слабостями, проблемами и поэтому ведут себя таким неприятным образом и сами от этого страдают.

Не табуировать тему

Иногда взрослые не находят в себе сил поговорить об этом, считая, что повторное описание этого события может сильнее травмировать ребенка, или думают, что ему и так уже всё понятно. Ничего подобного! Довольно долго, лет до восьми-девяти, ребенок в таких случаях обычно не распознает событие правильно.

Он его считывает примерно так: водитель плохой, злой; бабушка не любит маму; родители друг друга не любят; папа злой, – упрощенно, отрицательно описывая ситуацию, не понимая эмоциональный подтекст. Ребенок испуган, он строит версии, которые часто хуже, чем реальность.

Наши тщательно подобранные объяснения всё возвращают на место и размыкают круг ложного понимания, к тому же убирают дистанцию, которая возникла в результате этих событий. Ребенок получает посыл, что про такие вещи можно разговаривать, и это не табуированная тема.

Еще важный момент: такой спокойный «проговор» означает, что событие завершилось, оно не длится бесконечно, что всё уже в абсолютно другом состоянии.

Находить мягкие объяснения

Приведу несколько примеров.

На детской площадке один мальчик бьет лопатой другого, мама обиженного ребенка теряет над собой контроль, набрасывается на чужого ребенка, не сдерживается: «Ты плохой мальчик, куда смотрят твои родители?» Ваш ребенок может быть не участником, а зрителем, но он видит взрослого,